Понедельник, 21 Август 2017

Архив

Статьи

Новости

Первые педагоги, корифеи школы.

Влияние ленинградского метода обучения и воспитания на процесс обучения в Башкирском хореографическом колледже им. Р.Нуреева. 

В июле 1956 года начала свой путь в искусстве целая плеяда замечательных танцовщиков. Их вклад в балет Башкирии переоценить невозможно. За полвека была сделана огромная работа, и главное – создание башкирской профессиональной школы балета. Выдающиеся педагоги и воспитатели – Али Салихович Бикчурин, Венера Хакимовна Галимова, Эльза Акрамовна Сулейманова, Эмма Мухаметовна Тимиргазина в дело подготовки профессиональных танцовщиков несли традиции ленинградской школы балета, ленинградской культуры поведения и мышления.

Такого выпуска Башкирский театр оперы и балета не видел и вряд ли уже когда-нибудь увидит. Целый класс, двенадцать замечательных, не похожих друг на друга танцовщика окончили Ленинградское хореографическое училище и приехали работать в Уфу в балетную труппу оперного театра.

А начиналось всё летом 1947 года. Страна ещё не успела прийти в себя после ужасов войны: ещё не полностью отстроены разрушенные бомбежками города, не отменены продовольственные карточки, не хватает продовольствия и одежды. Но люди полны энтузиазмом и надеждой, повсюду идёт активное строительство, работают театры и музеи. В июне 47 года в газете «Советская Башкирия» было напечатано о начале конкурсного отбора детей в возрасте 10 лет для обучения в Ленинградском хореографическом училище. Конкурс проходил в театре оперы и балета, проводила его ленинградский педагог Варвара Павловна Мей.

В это время благодаря активным действиям Файзи Адгамовича Гаскарова Башкирия имела своих артистов балета. Самые первые из них не имели профессионального образования. В 1941 году приехали выпускники ленинградской школы балета – З. А. Насретдинова, Х. Г. Сафиуллин, Ф. М. Саттаров, Ф. С. Юсупов, Т. Ш. Худайбердина. Ф. Гаскаров и З. Бахтиярова приложили немалые усилия, чтобы отправить на учёбу в Ленинград башкирскую группу. 

Было отобрано 20 девочек и мальчиков, причём кроме детей, которых привели родители – Эльза Сулейманова, Венера Галимова, Эмма Тимиргазина, Дамира Буренкова, Этика Саяргалеева, Али Бикчурин, Марс Чувашаев – были просмотрены и отобраны дети из детских домов и интернатов – Фирдаус Нафикова, Венера Туляшова, Ильдус Хабиров, Булат Мухамадиев, Виль Ярлыкапов, Рауля Ишбулатова.

Наступил день отъезда. Всех ребят посадили в общий вагон. И когда поезд начал потихоньку трогаться, а родители, стоящие на перроне, отдаляться всё дальше и дальше, в вагоне поднялся громкий плач. Наверное, до этого момента маленькие будущие артисты по – настоящему не представляли себе разлуки с близкими.

- Ехали очень долго, - вспоминает Али Салихович Бикчурин, - приехав в Москву, попали на празднование 700-летия столицы. Помню огромный портрет Сталина, зловеще висевший в небе.

- Мне купили деревянный чемодан, - рассказывает Эмма Мухаметовна Тимиргазина, - над которым в годы учения долго смеялась Фирдаус. Этот чемодан был огромных размеров, к тому же, когда его открыли он оказался полным сушек и топленого масла с мёдом. Конечно, предусмотрительная мама, зная о долгой дороге, основательно подготовилась.

Наконец, добрались до Ленинграда. Детей посадили в кузов встретившего их грузовика и повезли в училище. Вспоминает А. С. Бикчурин:

- Удивлённые и притихшие ехали мы по послевоенному городу, дети войны, мы, к счастью, никогда не видели бомбёжек. А здесь повсюду предупреждения об особой опасности улицы при артобстреле, объявления с указанием бомбоубежищ и попавшие под обстрел огороженные дома, некоторые из которых были лишены одной из стен, обнажая комнаты с мебелью и домашней утварью. Ленинградские дворы стояли изрытыми в связи с налаживанием системы водопровода и отопления. В городе полным ходом шло восстановление после страшной войны.

И вот, улица Зодчего Росси. Непередаваемое впечатление произвела она на малышей из Башкирии. Этот образец классической архитектуры создаёт оптический обман.

- Я была уверена, - рассказывает Венера Хакимовна Галимова, - что улица замкнута. Каково же было моё удивление, когда я увидела, что два здания¸ стоящие по бокам улицы, не примыкают к центральному – театру им. А.С.Пушкина.

В одном из этих зданий на улице З. Росси и находится балетная школа мирового значения, где учились великие русские балерины. Здесь и предстояло учиться башкирским детям в течение 9 лет.

Пятерых ребят сразу отправили обратно в Башкирию. Остальных разместили в интернате, который находился здесь же, в здании училища. Поселили отдельно мальчиков и девочек в громадных комнатах вместе с детьми из Бурятии и Киргизии, присланными также своими республиками. До этого, в 1945 году, в училище приехали ребята из Молдавии, а в 1946 году – из Осетии. Одели всех в строгую униформу, и начались годы учения. 

Поначалу 10-летним детям вступать в самостоятельную жизнь было тяжело, очень скучали по родителям. Многие ещё не очень хорошо знали русский язык, и не всё на уроках было понятно. Особенно туго приходилось мальчишкам -  в первое время у бывших воспитанников детских домов оставались свои представления о жизни, и каждому нужно было отстаивать своё место под солнцем. Не самый сильный маленький Али Бикчурин, умел никогда не дать себя в обиду, умудряясь отстоять свою независимость самыми разными способами: кусался, щипался и ловко уворачивался от обидчика.

Воспитатели – Зинаида Ивановна Романова и Евгения Георгиевна Леонтьева – старались всячески скрасить жизнь ребят: утешить в трудную минуту, помочь с уроками. Они водили на прогулку и в музеи, знакомили детей с дивным городом. 

Рассказывает Э. М. Тимиргазина:

- Всех детдомовцев постригли наголо, и когда волосы начали отрастать, у Венеры Туляшовой, жёсткие как у ёжика, они торчали очень смешно. С тех пор она на всю жизнь получила доброе прозвище керпе (ёж). Даже педагоги называли её керпе, керпешка.

Девочки жили дружно, и мальчишки, постоянно находясь вместе – в училище на уроках и интернате в общей комнате, привыкали друг к другу. Общее дело и стремление постичь все трудности хореографии сближало.

Свои самые ранние впечатления вспоминает Венера Хакимовна Галимовна: 

 - Помню, как нас строем водили в баню,  которая находилась рядом на р.Фонтанке. Из окон выглядывали ленинградцы и говорили: «Смотрите – нацмены идут». Что это значит – национальные меньшинства – я понятия не имела. Каждый месяц нам выдавали по куску мыла. Мы, девочки, скидывались и пользовались общим бруском. Таким образом, к концу года у каждой из нас было сэкономлено по одному, а то и по два кусочка мыла, которые мы в качестве гостинца везли в Уфу, чтобы порадовать маму. 

Педагоги, учившие башкирскую группу по специальным дисциплинам сегодня стали легендой в балетном мире. Все они в своё время закончили это же училище, танцевали в театре им. Кирова, некоторые из них – даже когда он был Императорским Мариинским театром. Это настоящие высококлассные мастера своего дела. В своей alma mater они сохраняли старые добрые традиции, в первую очередь, добросовестный труд и любовь к своему искусству.

Преподавателями по основному специальному предмету – классическому танцу – стали Балтачеева Найма Валеевна у девочек, и Абдурахман Лутфуллович Кумысников у мальчиков, которые учили башкирских детей все 9 лет. Эту супружескую пару великий балетмейстер Леонид Якобсон пригласил для исполнения главных партий – Сюимбике и Али-батыра в балете Яруллина «Шурале» в Казанский театр оперы и балета. Театр готовился к декаде Татарии в Москве, намеченную на июнь 1941 года.

Но война помешала. 

– Дорогие нам преподаватели, – рассказывает А. С. Бикчурин, – совмещали работу в училище с работой артистами в театре им. Кирова и учёбой на педагогическом отделении у А. Я. Вагановой. Поэтому наши уроки классики начинались рано утром в 8.30. Полусонные с утра стояли мы лицом к палке, слушая замечания и требования Абдурахмана Лутфулловича, стараясь выполнить все его указания, а вечером перед сном мысленно повторяли урок с замечаниями педагога и давали себе слово завтра заниматься ещё лучше, чем сегодня.

Вспоминают Венера Хакимовна и Эмма Мухаметовна:

– За все 9 лет Найма Валеевна не повысила на нас голос, ко всем она относилась ровно, хотя очень любила Эльзу и Фирдаус. Что бы ни говорили и ни писали, именно Балтачеева была любимой ученицей Агриппины Яковлевны.

Думаю, что и сами ученицы своим фанатичным отношением не давали педагогу повода для раздражения. 

По характерному танцу класс поначалу вёл Бочаров Александр Ильич – один из создателей методики преподавания характерного танца, автор учебника «Основы характерного танца» (1939г). Уже на курсах педагогом по характерному стал Балтачеев Тахир Валеевич, родной брат Наймы Валеевны. Сам темпераментный танцовщик, он прекрасно показывал движения и комбинации. 

Дуэтный танец вёл видный педагог, воспитавший несколько поколений выдающихся артистов – Александр Иванович Пушкин. Среди его учеников – Аскольд Макаров, Юрий Григорович, Никита Долгушин. Ежегодно весной в училище проходит урок памяти великого педагога.

Михаил Михайлович Михайлов – замечательный мимический артист – вёл актёрское мастерство. 

Художественное руководство возглавлял Николай Павлович Ивановский, преподававший башкирской группе историко-бытовой танец в выпускном классе. Эстет и высокий профессионал, Николай Павлович окончил бывшее Театральное училище ещё в 1911 году, в классе легендарного Михаила Фокина, участвовал в антрепризе С. Дягилева, после чего – артист Мариинского театра. Ивановский – основоположник методики преподавания историко-бытового танца. 

Каждый преподаватель, учивший детей из Башкирии, представляет собой целую эпоху. Все они вписаны в энциклопедию балета. Уже в 70-е годы, когда я училась в Вагановской школе, имена Николая Павловича Ивановского, Александра Ивановича Пушкина произносили благоговейным шепотом. 

Педагоги по общеобразовательным предметам были очень образованными и культурными людьми. Это была истинно ленинградская интеллигенция, до мозга костей пропитанная духом этого великого города.

Классный руководитель Пигулевская А. В. была дочерью священника, служившего здесь же в бывшем до революции Театральном училище, при котором была Троицкая церковь.

– Анна Васильевна не была замужем, мы были её детьми, – рассказывает Эмма Мухаметовна, – в делах каждого из нас она принимала участие, знала все наши беды и желания. Преподавала она математику, очень кропотливо и терпеливо объясняла, пока каждый ребенок не дойдёт до сути. 

Француженка, Софья Евгеньевна Этингоф, закончила Парижскую Сорбонну, и, конечно же, прекрасно знала свой предмет. Добрая старушка всегда заранее предупреждала, кого вызовёт на следующем уроке, не желая ставить плохие оценки.    

Русский язык и литературу преподавал Кирилл Михайлович Палей, которого все называли Князь за его действительно высокое происхождение.

Все педагоги прекрасно понимали все сложности обучения, зная, что главное для учащихся балетной школы – профессиональная подготовка, труд, тяжёлый физический труд – вот что представляет собой утончённое и возвышенное искусство балета. И педагоги, видя своих учеников уставшими, шли им навстречу. Однажды на уроке химии нечаянно заснула Венера Туляшова, и педагог – Лесина Ида Аполлоновна – начала объяснять и спрашивать шёпотом, при этом приговаривая:

– Тихо, тихо, человек спит.   

Однако, страстно желая сделать из ребят образованных людей, они всячески старались донести до них свои знания. 

Уже в младших классах учащиеся хореографических училищ начинают выходить на сцену, исполняя небольшие партии в балетах и операх.

– Мы начали выступать в спектаклях театра им. Кирова уже со второго года обучения, - рассказывает В. Х. Галимова, - детский танец и воронята в балете «Шурале», амурчики во втором акте «Дон Кихота», Голубой вальс в первом акте «Спящей красавицы» и мн. др. 

В небольшом школьном театре училища ежегодно проходили академические концерты, в которых учащиеся танцевали и небольшие номера, и принимали участие в целых сценах из балетов.

– Помню, как танцевала в школьном театре танец маленьких лебедей в белом акте «Лебединого озера», где Одеттой была Светлана Адырхаева, позже солистка Большого театра, нар. арт. СССР, - рассказывает Э. М. Тимиргазина. 

Все годы учения Найма Валеевна и Абдурахман Лутфуллович старались чаще выпускать своих воспитанников на сцену, готовя с ними самые разнообразные партии. В младших классах – это татарский танец, в средних – вариации фей и камни в «Спящей красавице», затем нимфы из «Вальпургиевой ночи», «Шопениана», «Лебединое озеро», вариации Базиля из «Дон Кихота», Актеона из «Эсмеральды». Сами танцующие, педагоги хорошо понимали как важно научить детей умению создать образ, свободно двигаться на сцене, при любой технической сложности. Педагоги всегда подчёркивали, что владение техникой танца – это лишь метод для создания вдохновенного образа, голая техника не может быть искусством. 

Особенно активное участие в сценической практике принимал Али Бикчурин. 

– Когда мы учились в первом классе, Леонид Якобсон ставил для училища балет «Стрекоза и муравей», в котором новатор хореографии присвоил мне почётное звание «заслуженный муравей», - вспоминает Али Салихович.  

В каких только спектаклях театра им. Кирова он не был занят! Это - арапчата в «Баядерке», маленькие сарацины в «Раймонде», поварята в «Дон Кихоте», гномы и кузнечики в «Золушке», всего не перечислишь. 

Выдающиеся балетмейстеры того времени много и часто привлекали детей в свои постановки, что очень оживляло спектакли и вводило учащихся в творческий театральный процесс.

 - Мы явились свидетелями рождения спектаклей таких замечательных авторов, как Р. Захаров, Л. Якобсон, В. Вайнонен, принимая участие в их премьерах «Медный всадник», «Али-Батыр» (Шурале), «Пламя Парижа» - рассказывает А. Бикчурин, - видели выступления выдающихся танцовщиков – Н. Дудинской, А. Шелест, Н. Ястребовой, О. Моисеевой, Н. Анисимовой, К. Сергеева, В. Чабукиани, А. Макарова и многих других. 

Кроме выступлений ребята из башкирской группы могли видеть уроки и репетиции артистов Кировского театра, проходившие в репетиционном зале в самом училище. Неуёмный в своём темпераменте Чабукиани, блистательная в вихре танца Лепешинская, царственная в своём великолепии Шелест, пластичный Бельский, которого в злом лешем – Шурале невозможно было отличить от сучьев деревьев. Все они были гениальными примерами для учеников балетной школы. Глядя на их репетиции, где мастера без устали повторяли технические и пластические трудности, на их неподражаемые выступления, дети учились настоящему отношению к искусству балета, требующему полной отдачи физических и эмоциональных сил.

В мае 1955 года в Москве проходила декада литературы и искусства Башкирии. Учащиеся башкирской группы были привлечены к работе декады. Они уже заканчивали второй предвыпускной курс. Для этого случая балетмейстер Нина Анисимова специально поставила два номера: «Вальс» Глазунова и «Русский танец». Были подготовлены сложные номера. Pas – de – deux из третьего акта «Лебединого озера» танцевали Эльза Сулейманова и Ильдус Хабиров. Выразительный номер « На зов курая» на музыку Х. Заимова поставил Хошим Мустаев для Венеры Галимовой, который она танцевала в дуэте с Марсом Чувашаевым. Техничное рas – de – deux (вставка) из «Жизели» исполняли Эмма Тимиргазина и Али Бикчурин

Последний выпускной класс. Теперь ребята из Башкирии – это прекрасно подготовленные артисты балета, воспитанные на старых традициях классической школы балета. 

 - Восемь лет учёбы оказали огромное влияние на воспитание нас как личностей, - рассказывает А. С. Бикчурин. – Город со своей прекрасной архитектурой, музеями, театрами, культурой и традициями; конечно, наши замечательные и высокопрофессиональные учителя и воспитатели – всё это участвовало в формировании нашего мировоззрения, сознания и отношения к жизни.

 Выпускной год был сложным, так как училище решило готовить своих выпускников на аттестат зрелости. Кроме подготовки к экзаменам по общеобразовательным предметам, нужно было тщательно готовиться к выпускному спектаклю, последнему выступлению, на котором требовалось показать своё мастерство и умение – всё, чему учили ребят в течение долгих 9 лет. Балтачеева Н. В. репетировала с девочками «Шопениану», Эльза Сулейманова – Мазурку и Седьмой вальс, Венера Галимова – Прелюд, Венера Туляшова – 11-й Вальс. Кроме этого были подготовлены большие концертные номера. А. Л. Кумысников готовил с Али Бикчуриным рas – de – deux из «Пламя Парижа», но, к сожалению, в декабре партнёрша - Эмма Тимиргазина внезапно сломала ногу. Были перепробованы многие ученицы, но в конце концов пришлось пригласить солистку из театра им. Кирова – Ксению Тер–Степанову, впоследствии народную артистку СССР, с которой успешно был отработан такой сложный номер.

Выпускной концерт прошёл блестяще. Эльза Сулейманова была приглашена на работу в театр им. Кирова. Ильдус Хабиров ещё год назад готовил главную партию Бахрама в балете «Семь красавиц» в Малом театре оперы и балета им. Мусоргского, но был выпущен в 1955 году и отправлен в Уфу. Али Бикчурина его педагог А. Кумысников прочил в солисты театра им. Кирова, но он также поехал работать в Башкирский театр.

Выпускники 1956 года прославленного Ленинградского хореографического училища имени Вагановой сыграли значительную роль в деле становления башкирского балета, его серьёзного укрепления на российской сцене, совершенствования хореографического искусства Башкирии, явились создателями и первыми педагогами Башкирского хореографического училища. Своеобразие исполнительского мастерства Башкирского балета основано на преемственности ленинградским традициям, воспитавших плеяду достойных танцовщиков и танцовщиц, продолжающих дело своих ленинградских педагогов.